Калининградская областная
организация Профсоюза
​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​

В ОТРАСЛЕВОМ ПРОФСОЮЗЕ ОПРОВЕРГЛИ МАССОВЫЙ ОТКАЗ МЕДИКОВ КАЛИНИНГРАДА ОТ РАБОТЫ

В ОТРАСЛЕВОМ ПРОФСОЮЗЕ ОПРОВЕРГЛИ МАССОВЫЙ ОТКАЗ МЕДИКОВ КАЛИНИНГРАДА ОТ РАБОТЫ

06.05.2020

     Отказ отдельных врачей и медработников Калининградской области от работы в условиях пандемии коронавирусной инфекции не носит массовый характер и чаще всего связан с хроническими заболеваниями отдельных медиков. Об этом «Солидарности» рассказали в Калининградской областной организации профсоюза работников здравоохранения РФ, комментируя заявление главы регионального Минздрава о том, что в регионе многие специалисты отказались оказывать медпомощь в сложившейся ситуации.

     «По факту у нас 350 человек из системы еще до начала всей коронавирусной истории «встали и вышли», – ранее рассказал РИА «Новости» глава ведомства Александр Кравченко.

     – Массового, демонстративного или протестного отказа от работы не было! – заверяет председатель областного комитета отраслевого профсоюза Ирина Сергутко. – В то же время отмечу, что к нам за консультацией обращались отельные медики – члены профсоюза, выясняя, имеют ли они право отказаться от дежурства в этот период. По словам профлидера, чаще всего в таких ситуациях речь идет о работниках, у которых есть серьезные противопоказания, такие как хронические болезни легких, ишемическая болезнь сердца и так далее.

     Еще одна крупная категория врачей и медработников, решивших не работать с коронавирусом, – матери-одиночки и единственные кормильцы в семье. Кроме того, от работы в тяжелый эпидемиологический период, в соответствии с рекомендациями Роспотребнадзора, отказалась часть медиков старшей возрастной группы. Профлидер также рассказала о специфических проблемах с безопасностью труда, с которыми столкнулись работники медицинской сферы в период пандемии. Так, один из серьезных вызовов пришелся на специалистов, не работающих непосредственно в инфекционных медицинских учреждениях, а ведущих прием в обычных поликлиниках и больницах. – Одно дело, когда бригады скорой медицинской помощи привозят в специализированные учреждения, с соответствующим уровнем защиты и помещениями, предназначенными специально для работы с тяжелыми инфекциями. Но специфика заключается в том, что сейчас любой обычный диагноз, с которым пациент поступает в самые обычные районные больницы, может сопровождаться и коронавирусом. Грубо говоря, под любым «острым животом» может быть человек, инфицированный COVID-19. Понять это можно только на месте. Таким образом, любой врач и медработник сейчас в зоне риска, – подчеркивает профлидер.

     Еще одна проблема, говорит Ирина Сергутко, – недостаточное количество профессиональных средств индивидуальной защиты. Их не хватает, даже несмотря на существенную поддержку правительства, бизнеса и общественных организаций. – Я вижу, как была организована работа. Минздрав и правительство региона действуют сообразно обстановке, принимая все необходимые меры. Но определенный дефицит СИЗ, конечно, остается. Так же, как по стране и всему миру. Несмотря на то, что есть поддержка и от бизнеса, и от простых граждан – средств защиты все равно не хватает, – рассказывает председатель областной организации профсоюза работников здравоохранения РФ. Сергутко подчеркнула, что именно в связи с этими обстоятельствами отраслевой профсоюз настаивает на том, чтобы наивысший класс вредности автоматически присваивался всем рабочим местам, где медики взаимодействуют с пациентами, у кого был подтвержден диагноз COVID-19. В профсоюзе ждут соответствующих постановлений на уровне отраслевого министерства и Минтруда. Профлидер рассказала и о проблемах с доплатами, обещанными медикам, а также о способе частичного решения этой проблемы на уровне региона. – На федеральном уровне до сих пор нет рекомендаций, как должны выплачиваться дополнительные деньги врачам и медицинскому персоналу. Во многих регионах пытаются считать за фактически отработанное с инфицированным пациентом время исходя из нормативов – поминутно. Я лично написала обращение в адрес премьер-министра Михаила Мишустина, отметив, что обещанные гарантии не должны быть нивелированы формальным подходом, занижены до несчастных 2–3 тысяч рублей в месяц вместо обещанных 80 тыс. рублей! На уровне региона нам удалось найти следующий компромисс: полная доплата гарантирована с момента первого контакта с инфицированным пациентом. Но я боюсь, что тех средств, которые заложены в бюджетах регионов и в бюджете страны, будет недостаточно для компенсации профессиональных рисков по всем категориям врачей, – полагает Ирина Сергутко. ©